English article
Написать письмо Главная Об организации Услуги Контакты Ссылки
  • Генеральный директор АО «ТулаТИСИЗ»

    окончил в 1973 году Днепропетровский горный институт по специальности «Инженерная геология и гидрогеология». С 1976 года работает в Тульском тресте инженерно-строительных изысканий. Начинал старшим гидрогеологом, затем стал руководителем группы, главным специалистом, а в 1994-ом возглавил ЗАО «ТулаТИСИЗ», на собрании акционеров его выбрали генеральным директором.

    В 1989 году А. Н. Койда защитил кандидатскую диссертацию по теме: «Закономерности формирования процесса подтопления городских территорий, его исследования и прогноз методами математического моделирования». Автор шести научных трудов. Данные его исследований и прогнозов вошли в ряд руководств и пособий, изданных Госстроем России, и используются при производстве инженерных изысканий на территории Тулы и области. Анатолий Николаевич награжден Почетными грамотами Госстроя России и Роскартографии.

    За время работы генеральным директором «ТулаТИСИЗ», в условиях резкого спада объемов строительства, А. Н. Койде удалось сохранить коллектив, освоить ряд новых видов работ по землеустройству и спутниковым технологиям, расширить зону деятельности, укомплектовать организацию современной вычислительной техникой, геодезическим оборудованием и автотранспортными средствами.

    Роль инженерных изысканий для обеспечения безопасности при проектировании, строительстве и эксплуатации зданий и сооружений на территории Тульской области

  •    
    ИНТЕРВЬЮ

    — Известно, что, несмотря на наличие своих специализированных организаций, руководители различных регионов для особо сложных инженерных изысканий нередко приглашали именно туляков: «ТулаТИСИЗ» помогал вести строительство в Тюменской, Архангельской, Волгоградской, Белгородской областях...

    — Да, наши специалисты всегда и всем оказывали содействие, выезжали на место исследований, побывали во многих географических точках — от севера до юга. По приглашению многие работники «ТулаТИСИЗ» работали и за границей — в Ираке, Вьетнаме, Монголии, на Кубе и других странах.

    Были мы и на БАМе, это прежде всего строительство поселка Маревый, которое велось на многолетних мерзлых грунтах. Затем Волгодонск — ликвидация аварийных ситуаций, связанных с деформацией жилых домов и строений завода «Атоммаш» из-за подтопления подземными водами. Мы участвовали в инженерных изысканиях для обоснования защитных мероприятий по ликвидации последствий этого бедствия. Потом было потрясшее всех землетрясение в Армении, мы выезжали в составе интернационального отряда, делали изыскания под объекты жилищного строительства, когда в кратчайшие сроки в республике возводились целые поселки и даже города.

    И сегодня такая практика продолжается. Много работаем в Московской и Калужской областях. В прошлом году принимали участие в реконструкции участка автодороги Москва—Киев в районе Калуги (мосты, переходы и т. д.). Особая наша гордость — красавец-мост через Оку в Калуге. Сейчас изыскания под такие крупные сооружения отдают выполнять центральным специализированным институтам, а калужане пригласили нас, и мы не подвели, провели все быстро и качественно, а затем и строители в очень сжатые сроки возвели это архитектурное чудо.

    Однако такая красота далась нелегко, объект был сложным. Глубина реки в районе Калуги свыше 6 метров в фарватере и здесь очень сильное течение, значит, бурить можно только зимой, установив буровую вышку прямо на лед. Но из-за того же быстрого течения толщина льда меняется в считанные часы, например, с 80 до 40 см. Соблюдая требования по технике безопасности, нам приходилось намораживать лед, чтобы не допустить несчастного случая. Нелегко бурить через воду, тем более в строго определенном месте — отбирать пробы грунтов нужно было именно из русловой части реки. Но результат стоил того. Причем, если раньше от проведения строительных изысканий до сдачи объекта в эксплуатацию могло пройти пятьдесять лет, то теперь все делается быстро, и мы смогли полюбоваться новым мостом через Оку, еще не забыв тех трудов, которых он нам стоил.

    Памятен для нас и еще один заказ калужан, связанный с Оптиной Пустынью, где они строили несколько объектов по заказу монастыря, а мы проводили весь комплекс необходимых инженерно-геологических изысканий.

    — А что конкретно включают в себя эти изыскания?

    — Мы специализированная организация и осуществляем весь комплекс инженерных изысканий, который включает в себя не только лабораторные, но и опытные испытания физико-механических и прочностных характеристик исследуемых грунтов. Кроме нас в Туле опытные работы не делает никто. Многие отделы изысканий различных институтов, небольшие фирмы занимающиеся изыскательской работой, проводят лабораторные анализы: бурят скважину, отбирают грунт, сдают в лабораторию. Но при лабораторных исследованиях грунт может быть обжат при отборе, немного разрушен или высушен при доставке, ряд изменений происходит при обработке, затем при испытаниях накапливается слишком много ошибок, негативно влияющих на точность и достоверность конечного результата. Поэтому мы для крупных и ответственных объектов обязательно делаем опытные исследования, их физико-механических и прочностных характеристик. Сюда входят опытные забивки свай, штамповые испытания, это как бы модельная проверка работы здания и основания. Это требование, кстати, входит в СНиП, где говорится, что в зависимости от категории здания, его важности, выводы изыскателей должны быть доказаны различными методами, опираться на действительно достоверные характеристики.

    Кроме того, только у нас есть геофизическая партия, которая исследует грунты косвенными методами - электроразведкой, сейсморазведкой, другими геофизическими методами. Они позволяют выявить разуплотнённые зоны, подработанные территории и другие неблагоприятные физико-геологические процессы.

    Вся практика последних лет доказывает: нельзя строить дом, основываясь только на части экономических показателей, во главу угла должна быть поставлена именно безопасность, а не экономия средств или что-то другое. Сэкономив несколько тысяч рублей, проведя «дешевые» изыскания или отказавшись от них совсем, вы потеряете миллионы, если в результате ваш дом развалиться. И такой прецедент был в Ленинском районе, когда построили жилые дома на оползневых территориях без инженерных изысканий. Естественно, постройки вскоре «поползли», и никто за это ответственности не понёс. Нас попросили выполнить изыскании уже после того, как дома были построены, но теперь затраты на укрепительные работы превышают всю их стоимость.

    Особенно нас волнует строительство индивидуальное. Здесь об обоснованности возведения дома на выбранной территории и его будущей надежности, которую обеспечить могут только инженерные изыскания, речи не идет. Все понимают, что в первую очередь нужно надежное основание, способное выдержать и фундамент, и все здание в целом. Но зачастую просто закапывают в землю на месте постройки сотни тонн железобетона и считают, что этого достаточно. Поверьте, отнюдь не достаточно: в лучшем случае — бесполезно, в худшем — просто вредно. Кроме того, в малоэтажном строительстве существует проблема не столько обеспечения несущей способности основания, сколько опасность морозного пучения.

    — В чем суть этой проблемы?

    — Известно, что у нас зимой грунт промерзает до 140 см в глубину, и если дом в первый год не будет заселен, не будет отапливаться, весь фундамент может полностью разрушиться без принятия необходимых мер защиты. А меры для различных территорий — разные, так как грунты обладают различной морозной пучинистостью.

    У нас сегодня популярен принцип аналогии: кто-то где-то построил дом, и он стоит прочно, значит, я сделаю так же и у меня тоже все будет в порядке. Но аналогия должна быть полной, и в первую очередь, одинаковым — качество и состояние грунтов, а значит, надо доказать аналогию, для чего опять же нужны исследования. Удивляет непонимание таких простых вещей, при том, что стоимость изысканий для индивидуального строительства по сравнению с другими затратами ничтожно мала. И все же на ней экономят, рискуя надежностью и прочностью будущего дома.

    Раньше строители не приступали к работе без хорошего проекта, а проектировщики не проектировали пока нет хороших изысканий. Сейчас же берутся строить даже без проекта (хозяин что-то сам нарисует). Что уж говорить об инженерных изысканиях?!

    Кроме того, частное строительство не подконтрольно сегодня Госархтехнадзору, разрешение на него выдается на уровне районных архитекторов. А их часто волнует лишь внешний вид дома и месторасположение.

    — Особенно важны инженерные изыскания в районах, где возможно развитие опасных геологических процессов. А много ли таких зон в Тульской области?

    — Территория Тульской области характеризуется довольно сложными природными геолого-гидрогеологическими условиями. Во многих местах развиты карстово-суффозионные процессы, что приводит к провалам, вплоть до таких, который случился в деревне Фалдино Ленинского района,— диаметром до 70 метров. Здесь же за последние двадцать лет произошло еще несколько провалов (посмотреть фото), правда, более мелких.

    Очень характерны для нашей области оползни, они возможны практически на всех крутых склонах. Например, район Волоховского оврага по Калужскому шоссе. Часть этой территории опасна для застройки без всяких специзысканий и выполнения необходимых противооползневых мероприятий.

    В шахтерских районах (Скуратове, Щекино и других) рискованными являются подработанные территории. Фактически все горные выработки должны быть забутованы, и по документам оно так и есть, а на практике часто оказывается, что или работа проделана не до конца, или грунты вымыты подземными водами. Значит, остаются пустоты, которые грозят серьезными бедами, и здесь исследования абсолютно необходимы.

    Южные территории области характеризуются наличием грунтов с просадочными свойствами, если их не учесть при проектировании, то можно получить очень сильную деформацию зданий и сооружений. Так, при строительстве Плавской нефтебазы проектировщиками из Волгограда не были учтены просадочные грунты и на них запроектировано размещение больших емкостей, свыше тысячи тонн. Проводя экспертизу этих материалов, «ТулаТИСИЗ» указал на этот просчет, что помогло избежать серьезных последствий. Удалось предотвратить катастрофу и когда застраивали Платоновский лес. Там изыскания делал «Военпроект», но если бы к нам эти материалы не попали на экспертизу, то сейчас все инженерные коммуникации, которые были запроектированы на оползневых склонах, прорвались бы. После нашего вмешательства их перенесли в безопасное место.

    — А какие опасные геологические процессы характерны для Тулы?

    Для самой Тулы очень серьезной проблемой является то, что практически вся территория города подтапливается грунтовыми водами. И специфика здесь в так называемом «строительном самоподтоплении». То есть до застройки, в природных условиях, грунтовые воды не представляют никакой угрозы, поэтому даже инженерные изыскания показывают, что воды нет всё сухо, потом же, когда здание или серия домов построены и для них прорыты необходимые коммуникации,— происходит подтопление. Обусловлено это тем, что нарушается водный баланс застраиваемой территории, плюс постоянные протечки городских коммуникаций. Увеличивается инфильтрация питания грунтовых вод, и там, где их не было, они появляются, а там, где они располагались на глубине 5-6 метров,- поднимаются до одного-двух.

    Вплотную с проблемой подтопления подвальных помещений Тула столкнулась в 1979 году, когда подтапливалось уже практически полсотни жилых многоэтажных домов, не считая частных построек и строений промышленных предприятий. К счастью, тогда администрация Тульской области смогла найти деньги на организацию комплексных исследований, и в течение трёх лет мы изучали режим грунтовых вод. Была создана развитая наблюдательная сеть, порядка 50 скважин, наблюдение велось во всех характерных для подтопления точках. В результате, мы установили все закономерности подтопления городских территорий и сделали прогноз вплоть до 2010 года, т.е. на тридцать лет вперёд, и я вас уверяю, что все эти прогнозы по сей день соответствуют действительности. И второе, не менее важное, значение этих исследований в том, что мы их широко использовали и используем на практике вплоть до сегодняшнего дня.

    Тогда проблему подтоплений мы в какой-то мере сняли, и хотя до сих пор в Туле их много, но в большинстве случаев из-за того, что ничего не делается для их предотвращения. Но новые объекты стали строиться с учетом эффекта строительного самоподтопления. Практически весь строительный комплекс был переориентирован на отказ от подвальных помещений и переход на свайные фундаменты.

    Сегодня, однако, ряд строительных организаций вновь возвращается к более дешёвым ленточным и плиточным фундаментам, а, значит и к подвалам. Но в этом случае им не следует забывать о проведении комплексных защитных мероприятий против возможного подтопления.

    О результатах проведенных в начале восьмидесятых годов исследований мы много рассказывали и писали, так как они были очень востребованы. Мне довелось читать доклады на эту тему в Москве, Санкт-Петербурге, на Украине. О важности полученных нами результатов можно судить хотя бы по тому, что я защитил диссертацию на тему «Закономерности формирования процесса подтопления городских территорий, его исследования и прогноз методами математического моделирования». Часть ее разработок вошла в некоторые руководства и пособия, изданные Госстроем РФ. Тула оказалась на переднем рубеже таких исследований.

    Эти результаты нам очень помогли и сейчас помогают. Так как на такие исследования сегодня средств нет, то приходится использовать эти прогнозные характеристики.

    — А какие из подобных планомерных изысканий нужны областному центру сегодня?

    — Сейчас Тула занята составлением генплана застройки города, а инженерно-геологических исследований для этого никто не наметил. Они даже не предусмотрены! Как можно корректировать генплан, не получив обновленную карту инженерно-геологического районирования Тулы? Брать наши исследования тридцатилетней давности и проектировать на их основании — не серьезно!

    — Есть постановление администрации Тульской области, где «ТулаТИСИЗ» назван базовой территориальной организацией по инженерным изысканиям в строительстве. К чему это вас обязывает?

    — Мы имеем преимущественное право проводить исследования территорий, находящихся в сложных природно-климатических условиях (карст, суффозия и т. д.), делаем экспертизу инженерных исследований, проводимых другими организациями на территории области. На основе этого ведем банк данных по инженерной геологии. Он необходим, ведь бывают аварийные и даже катастрофические ситуации, когда времени ни на изыскания, ни на проектирование нет — надо срочно ликвидировать аварию. Управление по делам ГО и ЧС обращается к нам с призывом о помощи, тогда выручают данные прошлых исследований (все они должны быть в нашем банке данных). Увы, далеко не каждая фирма, особенно московская, отправляет свои изыскания на экспертизу в «ТулаТИСИЗ». Постановление часто не выполняется самими же представителями районных администраций.

    Порой начинает казаться, что строительные изыскания нужны только нам. Хотя жизнь показывает, к чему приводит такое невнимание — та же рухнувшая крыша Аквапарка в Москве, другие катастрофы. Но вот прошло два-три месяца, и Аквапарк вновь захотели открыть. Да разве можно за такой короткий срок провести серьезные исследования, чтобы точно сказать: ничего подобного не повторится? Такое отношение распространено повсеместно...

    — И все же востребованность ваших исследований начала расти, время резкого снижения объемов строительства позади. Многие ТИСИЗы из других областей не смогли его пережить. А как вам удалось выстоять?

    — Да, начиная с 1995-96 годов, у нас возникли трудности с загрузкой. Но мы сразу же начали осваивать новые виды работ. У нас очень много геодезистов, поэтому решили взяться за проектно-изыскательские работы, связанные с землеустройством. И сегодня это большая часть нашей деятельности: мы составляем проект территориального землеустройства, выполняем межевание земельных участков, описание их для постановки на кадастровый учет и для решения вопросов собственности. Приобрели современное геодезическое оборудование, спутниковые навигационные системы, импортные электронные тахеометры, укомплектовали эту группу автотранспортом. Так что делаем землеустроительные работы на высоком профессиональном уровне.

    — Техника необходима. Но высокий профессионализм обеспечивается людьми...

    — У нас много специалистов с двадцатью и тридцатью годами стажа. Текучести кадров нет, и даже в самые трудные времена, когда задержки зарплаты и ее мизерность вынудили многих инженерных работников уйти в коммерцию, от нас — не уходили. И потом не соблазнялись предложением более высоких заработков.

    В организации много достойных сотрудников, одних только Почетных строителей пять человек: заместитель генерального директора Е. Н. Кауров, начальник отдела геодезии А. В. Минаев, ведущий инженер В. М. Тарасова, инженер В. С. Миронова, буровой мастер В. М. Жилин. А вот заслуживают этого и других званий (прежде всего «Ветеран труда») еще многие, но, к сожалению, теперь практически нет морального стимулирования, даже почетными грамотами Госстрой не награждает, хотя мы неоднократно обращались к ним с подобными ходатайствами. Мы же, со своей стороны, делаем все возможное для поощрения наших лучших работников.

    Удалось нам сохранить не только коллектив, но и здание — часть площадей сдаем в аренду и благодаря этому приобрели необходимую вычислительную технику, компьютеры, импортные инженерные машины. За счет этих же средств долгое время дотировали и инженерные изыскания на территории Тульской области, потому что первую прибыль от них мы получили только в прошлом году.

    — У вас работоспособный и опытный коллектив, а есть ли молодежь?

    — Молодых стали принимать совсем недавно, буквально года два назад. Да и Тульский коммунально-строительный техникум ввел курс «Инженерная геология и гидрогеология». Но нельзя забывать, что таких узких специалистов много не требуется. А тут еще Тульский государственный университет собирается ввести такую же специальность. Несколько выпусков будут востребованы, а дальше?

    — А может, они создадут собственные фирмы, составят вам конкуренцию...

    — Настоящей конкуренции мы не боимся, а вот недобросовестные «конкуренты» очень мешают, и не только нам. Ведь за счет чего они выигрывают? Мы предлагаем объем работ, который рассчитываем по нормативным документам и который обеспечит надежность и безопасность строительства, а такие конкуренты предлагают меньший объем и, естественно, за меньшую цену, но все это в ущерб достоверности и качеству.

    — Планируете ли освоить еще какие-то виды деятельности?

    — Время покажет, но думаю, что нет. Самое главное для нас — изыскательская деятельность, мы стремимся проводить её для строителей качественно, точно, с применением новейших достижений техники. Ведь устрйчивость и безопасность строений — это наша основная забота.

    в начало

    Copyright © АО «ТулаТИСИЗ»